Все люди в мире могли бы быть на много богаче, если бы их основной целью не было богатство…

                                                      Автор

   

   Давайте рассмотрим экономику в первоначальном её понятии, введённом Ксенофонтом, как науку о разумном ведении хозяйства.

   И так, деньги определяют цену товаров и услуг. В разумном обществе с реальной экономикой, цена должна  быть не инструментом наживы, а  механизмом  ограничения  потребления товаров,  которые несут вред здоровью, морали человека и окружающей среде.  К примеру, экологически чистые продукты питания и стройматериалы должны быть дешевле аналогов, опасных для человека и   всего живого, что его окружает. В нынешних условиях всё наоборот  - дороговизна подобных товаров  даёт высокую рентабельность  для тех, кто их производит и продаёт, но не приводит к динамичному  росту сбыта. То есть единицы наживаются на том, что крайне необходимо социуму, прибыль одного  ограничивает прогресс в целом, потенциально нанося вред обществу, вынужденному пользоваться тем, что вредит  здоровью людей. В данной концепции Экономики Разума (назовём её так) рентабельность  в том понятии, в которой она существуют сейчас,  не может  иметь решающего влияния  на ценообразование – оно слишком примитивно для того, чтобы быть частью модели  экономики  сообществ разумных государств, претендующих называться цивилизацией. 

   Если рассмотреть  понятие рентабельность,  как и остальные понятия и явления, суждения о которых я высказываю в этой книге, то стоит снова обратиться к словарям и энциклопедиям, чтобы  понять саму суть  рассматриваемого явления.  «Зри в корень» - как сказано  у Козьмы Пруткова.

   «Рентабельность (от нем. rentabel – доходный, прибыльный) показатель экономической эффективности производства на предприятиях (объединениях). В отраслях и  народном хозяйстве в целом. Комплексно отражает использование трудовых и денежных ресурсов и природных богатств…» (Советский энциклопедический словарь).

   «Рентабельность (нем. Rentabel - доходный, прибыльный), относительный показатель экономической эффективности. Рентабельность комплексно отражает степень эффективности использования материальных, трудовых и денежных ресурсов, а также природных богатств. Коэффициент рентабельности рассчитывается как отношение прибыли к активам, ресурсам или потокам, её формирующим…»  (Материал свободной энциклопедии «Википедия»).

   Каких либо иных трактовок этого понятия, существенно отличающихся от выше приведенных, автор не нашёл. То есть,  рентабельность  должна в обязательном порядке учитывать  эффективное использование таких  ресурсов как рабочая сила и природные ресурсы. На практике  этого нет. Есть отношение прибыли к активам. Для расчёта рентабельности формирования прибыли  важным параметром является себестоимость производимого продукта.

   «Себестоимость  — все издержки (затраты), понесённые предприятием на производство и реализацию (продажу) продукции или услуги…» (Материал свободной энциклопедии «Википедия»).

   Себестоимость  включает затраты на сырьё + энергоносители + природные ресурсы + зарплату рабочих + транспортировку и т.д.  В данной формуле затраты на энергоносители – это сумма средств, затраченная на их использование. Природные ресурсы – аналогично, как затраты на их покупку (добычу). Некоторые  природные ресурсы  так же являются  важнейшими энергоресурсами (природный газ, нефть) или их производными (бензин, дизтопливо то есть, затраты на которые ложатся   в транспортные расходы). Таким образом, рентабельность не включает в себя показатели эффективного экономического использования природных ресурсов. Объём средств, затраченных  предприятием  на покупку газа или других природных ресурсов, не говорит о том, насколько эффективно  эти ресурсы были использованы. И, следовательно,  степень этой эффективности использования никак не влияет на конечную прибыль, так как  использование природных ресурсов это всего лишь издержки, которые входят в себестоимость и будут компенсированы  ценой на  конечный продукт.  То есть, сумма этих издержек будет добавлена к его цене, и не повлияют на прибыль производителя.  

   Теперь обратимся к главному врагу  прогресса современного общества –  прибыли. В понятии  прибыль есть два её вида – бухгалтерская и экономическа   

  •   бухгалтерская прибыль — разница между суммой реализации (доходами от продажи) и расходами (издержками);
  •   экономическая прибыль — это остаток от общего дохода после вычета всех издержек, разница между бухгалтерской прибылью и дополнительными расходами, такими как: некомпенсированные собственные издержки предпринимателя, не учтённые в себестоимости, в том числе «упущенная выгода», затраты на «стимулирование» чиновников в коррупционных экономиках, дополнительные премиальные работникам.» (Материал свободной энциклопедии «Википедия»).

   Экономическая прибыль в своей сути не ограничивается вычетом неучтённых издержек и взятками  чиновникам. Например, у вас есть помещение, которое вы  сдаёте в аренду и получаете от этого доход. Это прибыль бухгалтерская, но вы, к примеру,  можете открыть в этом помещении магазин и в процессе его работы получать ещё больший доход. Таким образом, разница между прибылью магазина и  прибылью от  аренды этого же помещения  и есть  потенциально упущенная прибыль -  экономическая прибыль. Теперь, используя  понятия прибыли, вернёмся к рассматриваемому вопросу: «Почему в формировании рентабельности ни как не учитывается эффективность использования трудовых ресурсов и природных ископаемых?». Если взять во внимание степень воздействия на социум  процессов использования трудовых  ресурсов и ископаемых, можно   заявить, что их  неэффективное использование наносит непоправимый вред обществу, о чём упоминалось выше.  

   Для ведения бухгалтерии отдельно взятого предприятия расчет рентабельности таковой,  какая она есть  на данный момент, вполне достаточно. Но, для объективной экономической оценки пользы или вреда  от деятельности предприятия для общества, необходим расчёт  социальной рентабельности (назовём её так). Эта рентабельность   будет  отображать  эффективность использования трудовых ресурсов и ресурсов природных. В том числе   характеризовать экологичность  производства, т.к. экология - это не что иное, как природный ресурс, и в целом давать показатель целесообразности данного производства как такового. Социальная рентабельность для  подавляющего большинства предприятий, как ни странно, будет  отрицательной, так как отражает в  свой себестоимости не то, сколько  процесс производства стоил для  производителя, а то, во что обошёлся процесс производства обществу. Именно таким образом в единой системе  могут быть на практике применены оба понятия прибыли, исходя из нового подхода к расчёту рентабельности. Рентабельность таковая, как она есть – это суть определения бухгалтерской прибыли. Социальная рентабельность  в комплексе  с рентабельностью  - это уже экономическая прибыль. Именно на уровне   работы механизмов формирования прибыли, происходит одно из тайных  актов мирового спектакля по подмене экономики хремастикой. Напомню,  экономика -  это наука о  эффективном и разумном ведении хозяйства любого уровня.  Хремастика – методика бесцельного  и беспрерывного обогащения индивидов.  Использование  в экономических расчётах  сугубо механизма  бухгалтерской  прибыли это и есть хремастика. Принципы расчёта экономической прибыли открывают перспективы для ведения  разумного экономического хозяйства в глобальном понимании. Это и есть истинная экономика.

   Таким образом, нынешние формулы определения рентабельности не соответствует фактическим процессам,  в которых ни как не определяется эффективное использование природных и трудовых ресурсов. В этих формулах и  должны быть составляющие со знаком «-», они могут включаться в показатель социальной рентабельности. Она  должна учитывать, к примеру, вред, который может быть нанесён  экологии,  при чём, вред не только нанесённый в процессе производства, а потенциальный вред экологии, наносимый в ходе  перевозки сырья и уже готового продукта, а также вред от его утилизации после использования. Так же учитывать возможный вред здоровью тех, кто работает на этом производстве, и вред от  неэффективного использования энергоносителей. И все эти минусы должны появиться  ещё до  этапов  определения рентабельности и ценообразования. Сейчас  в экономике уже существуют примитивные  механизмы,   функцией которых является возмещение обществу в денежном эквиваленте вреда, нанесенного окружающей среде. Это различные экологические налоги и квоты, средства от которых идут в государственную казну. По сути, эти механизмы не могут эффективно работать по той причине, что производитель, убивающий  окружающий нас мир, может  хоть частично компенсировать  затраты на  так называемые экологические налоги,  увеличением цен на конечный продукт. В результате,    вред экологии наносится, затраты на налоги компенсирует население, покупая товар, а те деньги, которые  получило государство в виде налогов за нанесения вреда природе, никак не могут   поправить экологическую ситуацию, даже если государство очень этого захочет. Вред уже нанесен, и он не поправим - ни за какие деньги. Таким образом,  общество констатирует факт вредной деятельности производителя, производитель рассчитывается с ним за это  деньгами, при чём не снижает соей рентабельности, а значит, само общество и возместит ему  те самые затраты на налоги в процессе приобретения готового продукта. За всё платит потребитель – и в прямом и переносном смысле. Тем более, что эти процессы происходят  в условиях «свободного рынка» с хаотичным, с точки зрения истинной экономики, механизмом ценообразования. 

   Это ещё один существенный недостаток рынка, идущего на коротком поводке у спроса. Спрос не должен диктовать конъюнктуру рынка, он должен её направлять, если это направление не приносит экономического,  экологического и морального  вреда обществу. Все мы слышали теорию так называемого свободного рынка. В основе этого понятия лежит  «невидимая рука рынка» - афоризм, введенный основателем современной экономической теории Адамом Смитом. Смит считал, что эгоизм наживы, делающий людей богатыми, является лучшим инструментом распределения ресурсов. Я не верю в свободный рынок, рынок не может быть саморегулируемым, как и всё, что создаёт человек. Иллюзия «свободы рынка» это мутная вода финансовой системы, позволяющей получать сверхприбыли от деятельности, сам процесс или результат которой, может не иметь для общества никакого значения или являться для него откровенно деструктивным. Но, мы с вами живее м в то время, когда деятельность «невидимой руки рынка» Адама Смита становится всё более видимой, взирая на негативные последствия её деятельности.

   А пока,  во многих аспектах промышленной деятельности повсеместно наблюдается  так же и неэффективное использование трудовых ресурсов - за здоровье, потраченное рабочими на вредных производствах,  платим опять же таки мы -  услугами здравоохранения и пенсиями по инвалидности через пенсионные фонды. В целом, ущерб здоровью работающего человека может быть нанесён  не только на химических заводах  и урановых шахтах. В офисе человеку можно создать все условия для подрыва физического и психологического состояния. Ни один производитель в существующей  экономической системе  не может быть принуждён к возмещению затрат государству за последующее лечение этих людей, о возмещении здоровья я уже и не говорю. Деньги, как обычно, активно перетекают из одного места в другое, а пользы никакой…

  Естественно,  чтобы описываемая мной система  работала, необходим контроль ценообразования, дабы  производитель  не мог возложить издержи по социальной рентабельности на общество, компенсируя их надбавкой к цене.  Также необходимы элементы плановой экономики. В рамках государства это колоссальная работа, но  выполнимая. Уже существуют механизмы расчетов вреда деятельности промышленных объектов для окружающей среды, параметры контроля. По охране труда разработаны  многочисленные  законы и технические параметры. Но на практике всё это  носит формальный характер. 

   Социальная рентабельность и контроль ценообразования   -  вот механизм, который должен  регулировать   государственное и мировое хозяйство в экономической сфере. Антимонопольные комитеты, экологические службы, комитеты по охране труда и прочее, и прочее - должны вносить свои коррективы на этапе формирования социальной рентабельности. То есть, не после получения прибыли фирмой(частным лицом),  а ещё на стадии её формирования – до того, как товар был произведен, природные ресурсы бездумно потрачены,  окружающая среда получила новую порцию техногенного мусора, а рабочие ещё на несколько месяцев сократили продолжительность и ухудшили качества своей жизни. На этом же этапе возможно формирование положительной социальной рентабельности. Положительная рентабельность необходима для стимулирования деятельности, необходимой обществу. А так же, для  поощрения предприятий с высоким уровнем охраны труда и низким уровнем загрязнения окружающей среды. Этот вид социальной рентабельности может служить   механизмом для начисления прямых дотаций от государства производителю, деятельность  которого социально безопасна, повышая его конкурентоспособность на рынке. И напротив, механизмом увеличения налогообложения для предприятий с отрицательной или нулевой социальной рентабельностью.

   Учёт социальной рентабельности в формировании прибыли -  регулирующая функция экономики, учитывающая социальные  потребности общества (в т.ч. культурные, экологические и т.п.). Рентабельность необходимо  рассчитывать с точки зрения макроэкономических процессов  государства, регионов. Микроэкономический подход в расчёте рентабельности это пёстрая мозаика, которая ни как не может быть  объединена в целостную экономическую картину.

   Снова вернёмся к определению рентабельности, а именно к той её части, где упоминается необходимость эффективного использования ресурсов. На счёт ресурсов трудовых и природных всё понятно, но в определении так же упомянуты ресурсы и денежные. В первую очередь  приходит мысль о контроле государством   траты денежных ресурсов государственного предприятия. Всё правильно – деньги государственные, а потому будьте любезны показать эффективность их  вложения. А если деньги не государственные, то, выходит, что эффективность их использования для общества в целом  не определяется никак, хотя,  негативные  последствия их неэффективного использования лежаться на общество. Так это правильно или нет?

   Например,   предприниматель покупает  для реализации  грузовик водки. Успешно продаёт её, получает прибыль и покупает ещё два грузовика водки. В результате употребления  проданного им алкоголя, в городе случилось несколько ДТП, одно из них с летальным исходом. В остальных, кроме повреждений автомобилей,  нанесены убытки, как муниципальному имуществу, так и имуществу частных лиц. В состоянии алкогольного опьянения произошло несколько пьяных драк, разбойных нападений. Десятки людей попали в больницы с обострением язвы желудка,  хронического панкреатита и т.п. Кто-то в пьяном виде вышел покурить на балкон и выпал из него. Эту мрачную сводку событий можно продолжать ещё долго, подобное мы ежедневно слышим в новостях и видим на улицах.

   Итого, что мы имеем - предприниматель заработал денег и планирует увеличить  количество водки, продаваемой  в его магазине. Скорее всего, в этом месяце он заплатит точно такой же налог, как и обычно (если он работает  на единой форме налогообложения). Что имеет общество? Сплошные материальные убытки, я уже не говорю про убытки моральные. Так же не говорю о том, что в процессе перевозки водки, грузовик  сжёг определённое количество топлива, которое является продуктом  перегонки невосстановимого природного ресурса – нефти. В процессе сжигания в атмосферу были выброшены продукты сгорания, внеся свою лепту во всеобщий процесс загрязнения атмосферы. И ради чего? Что бы что-то, построенное людьми, разрушилось, кто-то погиб,  и многие внесли очередной вклад в подрыв собственного здоровья, то есть,  в масштабах социума, снижая свой  жизненный и трудовой ресурс? Историческая справка: «В 1986г. потребление алкоголя в СССР снизило производительность труда на 10%, то есть принесло убыток в 110 миллиардов рублей при «доходе» от продажи алкоголя в 50 млрд. рублей, то есть убыток превысил «доход» более, чем в 2 раза!» (По материалам сайта www.om-planet.com).

   В целом, нет ни какой логики и справедливости в том, что учитель или хлебороб зарабатывают меньше биржевого брокера, который может выгодно продавать даже несуществующий товар. Его деятельность бесполезна для социума. Между этими   видами деятельность нет никакого паритета  (равенства) полезности, без которого не может быть построена экономика разумной цивилизации.

   Вывод  –   экономический процесс, рассмотренный выше, приводит к неэффективному использованию трудовых и природных  ресурсов, вследствие неэффективного использования денежных ресурсов частным лицом. И вся эта неэффективность никак не сказалась не рентабельности его работы и, как следствие, на  его  прибыли. Как этот предприниматель возместит   социальный ущерб, нанесенный обществу?  Налоги? Акцизы на продажу алкоголя? Никак не возместит и успешно продолжит свою предпринимательскую  деятельность.

   Но, на уровне восприятия индивида картина другая  – в  бухгалтерии предпринимателя фиксируется прибыль, а значит, денежные средства на покупку  грузовика водки вложены эффективно. Но, позвольте, в целом для экономики общества данный аспект деятельности предпринимателя убыточен, хотя, для него лично  весьма прибылен. Так чьи интересы выше? Разве экономические показатели страны  не должны складываться из экономических показателей всех участников производственной и рыночной деятельности? Да, должны. Тогда,  для чего обществу деятельность, которая прибыльна для одного, и вредна для всего общества?  Ни к чему, и по логике вещей, деятельность эта не является частью экономики, как  системы разумного ведения хозяйства. А частью чего является подобная деятельность? Частью хремастической системы, самоубийственной для общества.

   Это  один  из самых ярких и, наверное, самых доходчивых примеров. Если кто-то скажет, что пример преувеличен,  или выдернут  из  общего контекста, я не соглашусь – это вполне реальные, жизненные  процессы. Но, они реально вдернуты из общей концепции – концепции экономики, и погружены в мутные реалии хремастики.

   Так же в этой главе хочется упомянуть  о монополии. Сейчас в мировой экономики господствует теория свободного рынка, управляемого конкурентными отношениями.  Я уже писал выше, что на мой взгляд, и не только, рынок свободным быть не может, и если кто-то управляет рынком, так это монополисты. «Монополия - тип структуры рынка, в котором существует только один продавец, контролирующий всю отрасль производства определенного товара, не имеющего близкого заменителя. Различают три вида монополии:

   "Закрытая монополия. Она защищена от конкуренции: юридическими ограничениями, патентной защитой, институтом авторских прав.

  Естественная монополия - отрасль, в которой долгосрочные средние издержки достигают минимума только тогда, когда одна фирма обслуживает весь рынок целиком. С естественными монополиями, в основе которых лежит экономия на масштабах производства, тесно связаны монополий, основанные на владении уникальными природными ресурсами.

   Открытая монополия - монополия, при которой одна фирма, по крайней мере на определенное время, является единственным поставщиком продукта, однако не имеет специальной защиты от конкуренции. В подобном положении нередко находятся фирмы, которые впервые вышли на рынок с новой продукцией.» (Beчкaнoв Г.C., Beчкaнoвa Г.P. Микроэкономика. Электронный ресурс: http://www.inventech.ru/lib/micro/).

    В современном мире преобладает  тип закрытой монополии, при чём закрытой не только патентами  и авторскими правами, а вследствие проникновения частного капитала в законодательные и исполнительные государственные  органы в ходе политической борьбы или коррупции. В таких условиях государство, по сути, расписывается в своей беспомощности  в отношении управления ценообразованием. Почему это важно? Бесконтрольное ценообразование приводит к лавине повышения цен и как следствие – к  инфляционным процессам, затрагивающих в конечном итоге и потребителя, и тех самых производителей или продавцов, повышающих цены в погоне за сверхприбылью.  В результате страдают все. Антимонопольные комитеты, призванные бороться с подробными явлениями, по крайней мере, у нас на Украине сделать этого не способны по трём основным причинам:

1)    коррупция;

2)    опять коррупция;

3)    отсутствие экономических рычагов воздействия для государства.

С первыми двумя пунктами всё понятно, а на третий рассмотрим подробнее. Как может влиять государство на процессы ценообразования?

1)    Законодательно;

2)    Экономически.

     Первый способ практически не работает, так как любой закон может потерять свою суть в юридических коллизиях и его можно обойти. Боле того, многие законы уже давно пишутся под влиянием тех самых монопольных структур, проникших во власть или купивших её. А потому любые попытки что-то изменить путём законодательным очень тяжело. Например, в январе 2016 года Верховная Рада Украины ввела в силу новый закон про «Метрологию и метрологическую деятельность», обязывающий структуры, оказывающие  услуги, оплачиваемые по счётчикам (вода, газ, электричество и т.п.) взять на себя затраты по проверке этих самых счетчиков. Естественно, все эти структуры начали компенсировать свои затраты за счёт удорожания своих услуг. Как всегда все затраты легли на плечи потребителя. Возникает вопрос, а зачем принимать такие законы, если государство не может регулировать конечную стоимость услуг? А потому, какими бы налогами не были обложены производители или продавцы, в конечном счёте,  они всё равно получат свою прибыль, увеличив стоимость для конечного потребителя – для нас с вами. Первым делом приходит мысль, что вышеупомянутый закон был принят не без коррупционного влияния, дабы дать толчок  для нового витка роста цен в данной сфере. Чтобы законодательно привести всю эту систему безудержной алчности, девальвирующею экономику, нужно принять десятки законов, а после ещё десяток законов на каждый из принятых законов. Вся деятельность в этом направлении, естественно, будет сталкиваться с сопротивлением со стороны политических сил, лоббирующих интересы монополистов – т.е., практически всех политических сил.  А потому растянется на десятилетия, пережив в виде нерешённой проблемы ни одного президента и не одно поколение депутатов.

   По сути, необходим один только закон, который даст государству экономический рычаг влияния на процессы ценообразования. Это закон о государственной монополии. Да, чтобы защищать свою экономику от инфляционных процессов вследствие бесконтрольного и неадекватного ценообразования (читайте – грабежа населения), государство должно быть монополистом во всех ведущих отраслях. Только в таких условиях будет работать конкурентная составляющая рыночной монополии, когда государство будет диктовать на рынке адекватную ценовую политику. Противники государственной монополии утверждают, что государственная монополия уничтожит частный бизнес. Позвольте не согласиться – частный бизнес полностью будет уничтожен только частным бизнесом, который развился до уровня монополии. Государственная монополия, как инструмент ценообразования, напротив, может создать здоровую конкурентную атмосферу на рынке, где единственным путём развития будет не бесконтрольное повышение цен, а повышение качества.

   С государственной монополией боролись с самого распада СССР. В результате приватизации  погибло множество крупных предприятий, экономика страны  получила непоправимый вред. Подобные процессы продолжаются и поныне. Не редко можно услышать измышления некоторых политиков и депутатов относительно того, что оставшиеся государственные предприятия необходимо приватизировать, так как, видите ли, государственные чиновники просто не способны управлять предприятиями. Но, позвольте, если эти государственные чиновники не могут управлять заводом, то, как они могут управлять целым государством???  

   Кто-то решил, что частный капитал будет работать эффективней. Опыт показывает, что это не так. После приватизации (покупки предприятия по заниженным ценам) продаётся всё, что можно снять и увезти, а само предприятие перепродаётся следующему «поколению саранчи», которая, в конце концов, разбирает заводы до кирпича металлолома. У частного бизнеса, приобретающего предприятия, так же есть психологическая иллюзия. Она заключается в том, что человек, сумевший собрать большой капитал (читайте - украсть, «отжать» и т.п.), свято верит в то, что сможет управлять любым предприятием только потому, что может его купить. Но, алчная психология, работающая на передел и разруху, органически не способна на созидание. Отсюда вывод: государство без государственных средств производства – это не государство, а арена борьбы для олигархии, разрушающей экономику, и превращающей граждан в рабов.

   Всё вышеописанное в этом разделе затрагивает вопрос, который не  поднимают ни экономисты, ни политики - вопрос  экономического контроля накопления и  использования  частного денежного ресурса в рамках государственной безопасности. Частная экономическая деятельность зачастую приносит обществу  не только  продукт (услуги), но и непоправимый вред, степень которого не сопоставима  с  пользой от этой деятельности. Если таковая польза для социума  вообще есть. Таким образом, современная хремастика маскирует в себе  противоречия между  интересами частными  и общественными, позволяя ставить  интересы индивида выше интересов общества. С точки зрения социума, непомерно растущий частный капитал несёт огромную опасность. В современном обществе за деньги приобретаются не только товары и услуги, но и власть. А потому непомерная алчность приводит к рычагам управления не людей, отобранных по признаку умения разумно и справедливо управлять, а  представителей человечьей популяции, у которых может полностью отсутствовать мораль и чувство справедливости. Сочетание несовершенной  социальной системы и финансовой  системы, которая оторвана от реальной экономики, ставит человечество в зависимость от произвола отдельных лиц. В этом и заключается основа антисоциальной  функции хремастики. Эта антисоциальность - краеугольный камень не только правящей ныне хремастики,  подменившей собой экономику, но политики и финансовой системы. 

   В цивилизованном обществе должно действовать разумное ограничение размера частного капитала, как бы это дико и коммунистически не звучало. Если бизнесмен переходит черту этого ограничения, то все заработанное им свыше, должно уходить в государственные фонды развития общества. А бизнесмен пусть уже сам решает: или работать дальше, отдавая сверхприбыли социуму, или жить себе спокойно на заработанные деньги, и думать о вечном, пока ещё есть время, свободное от бессмысленной суеты. Действительно, а зачем человеку десятки миллиардов? Спросите у миллионера, зачем ему ещё один миллион. Спросите у миллиардера, зачем ему ещё один миллиард? Вы не услышите ничего вразумительного, а всё услышанное вряд ли будет откровенностью.

   В 1964 году Николаем Носовым была написано продолжение «Приключений Незанайки и его друзей» - «Незнайка на Луне».  Это детская книга, но в её строках находятся предупреждения, которые в наше время стали уже мрачной реальностью.

 « - К чему же богачам столько денег? -  удивился Незнайка. - Разве богач может несколько миллионов проесть?

- «Проесть»! - фыркнул Козлик.  - Если бы они только ели! Богач ведь насытит брюхо, а потом начинает насыщать свое тщеславие.

- Это какое тщеславие? — не понял Незнайка.

- Ну, это когда хочется другим пыль в нос пустить». (Николай Носов «Незнайка на Луне»).

   Причина к бессмысленному бесконечному обогащению по своей сути одна – утоление непомерной мании величия, возникшей из гипертрофированного чувства собственной значимости. Это может быть пороком врождённым, приобретённым комплексом, или следствием воспитания в условиях отсутствия реальных ценностей.

Хочу привести отрывок из рассказа Ричарда Олдингтона «Сущий рай»:   

«…они привели дела моего отца в полный хаос. Я сильно подозреваю почтенного Хичкока. Очень уж он патриотичен. А его компаньон, носящий короткое имя Снегг, - колченогий и незаконнорожденный.

-   А какое это имеет отношение к его честности?..

- Огромное. Это две причины, по которым он неизбежно должен чувствовать свою ущербность. Чтобы возместить эту неполноценность, он будет добиваться власти. Так как женщины его класса, вероятно, не захотят его, такой человек либо станет педерастом, либо, будет стараться всеми правдами и неправдами разбогатеть. Вероятно и то, и другое…»

   Как вы понимаете, с начала прошлого века ничего не изменилось, единственное что «не преступая рамок закона» - условие все менее актуальное. Я уже не раз упоминал выше о том, что современная экономика и финансовая система уже давно потеряли связь с реальностью. А кто мог создать  подобную систему? Только люди, у которых отсутствуют реальные ценности. А потому, в цивилизованном обществе человек, заработавший, к примеру, хотя бы один миллиард долларов, и стремящийся заработать ещё один, должен предъявить обществу справку о состоянии своего психического здоровья. Я понимаю всю формальность это процедуры, но, вы же предъявляете справку от психиатра, когда желаете получить права на вождение автомобиля или разрешение на ношение оружия?  А миллиарды – это самое страшное оружие…

   На Всемирном экономическом форуме 2015-го года в Давосе, была обнародована информация, согласно которой  состояние 1% самых богатых людей планеты равно благосостоянию всего человечества. С 2010 года половина человечества стала беднее на 41% и это на фоне сверхприбылей вышеупомянутого 1% человечества, которое стало ещё богаче.  Эти данные красноречиво открывают основы современной экономики, являющейся по своей сути  - хремастикой. Она будет сохранять свою мнимую стабильность при условии крайне неравномерного  распределения материальных благ. Для её равновесия нужно чтобы было очень мало очень богатых людей, и очень много очень бедных людей, между которыми будет непреодолимая пропасть. Этой системе нужна нищета. Здесь снова вспоминаю «Незнайку на Луне», когда коротышки привезти лунатикам семена гигантских земных растений, что бы они могли есть нормальную  здоровую пищу и ни в чём не нуждались.

    «Вы представляете себе, что может случиться, когда на нашей планете появятся эти гигантские растения? Питательных продуктов станет очень много. Всё станет дёшево. Исчезнет нищета! Кто в таком случае захочет работать на нас с вами? Что станет с капиталистами? Вот вы, например, стали теперь богатыми. Вы можете удовлетворять все свои прихоти. Можете нанять себе шофёра, чтоб возил вас на машине, можете нанять слуг, чтоб исполняли все ваши приказания: убирали ваше помещение, ухаживали за вашей собачкой, выколачивали ковры, натягивали на вас гамаши, да мало ли что!   А кто должен делать всё это? Всё это должны делать для вас бедняки, нуждающиеся в заработке. А какой бедняк пойдёт к вам в услужение, если он ни в чём не нуждается?.. Вам ведь придётся самим всё делать. Для чего же тогда вам всё ваше богатство?.. Если и настанет такое время, когда всем станет хорошо, то богачам обязательно станет плохо. Учтите это».(Николай Носов «Незнайка на Луне»).

   В 2011 году специалисты из Цюрихского университета провели математический анализ деятельности 43 000 транснациональных корпораций (ТНК) и пришли к настораживающим выводам. Учёные определили ядро из 1318 компаний. У каждой из этих компаний были обнаружены тесные связи с несколькими другими компаниями, являющимися их дочерними (аффиллированными) компаниями. Их оборот составляет около 20% мировой выручки, но через свои кампании сателлиты фактически владеют 60% доходов   в секторе реальной экономики.  В дальнейшем, исследование финансовых потоков позволило определить основную группу из 147 кампаний (1% от ТНК во всём мире), активы которых перетекают друг от друга, делая их, по сути, общей собственностью, объём которой позволяет контролировать до 40% международного корпоративного капитала. В топ рейтинге этих кампаний лидируют  Barclays plc, JPMorgan Chase & Cо, Goldman Sachs Group Inc.

   В докладе, приведённом Deutsche Welle (немецкая государственная телерадиокомпания), отмечается, что подобная ситуация сложилась вследствие распространения оффшорных зон, используя которые, мировые концерны уходят от налогов. С 2000 по 2014 год инвестиции в оффшоры увеличились в четыре раза. В результате деятельности оффшоров только страны Африки теряют деньги, которые помогли бы им полностью решить проблему детского голода на всём Африканском континенте.

   Да, в современных экономических условиях разбогатеть можно только за счёт кого-то. Конечно, проблему оффшоров решить можно, но её никто не будет решать, так как огромная пропасть между богатыми и бедными – это основа существования современной финансовой системы. Системы, в которой деньги не привязаны к реальным ценностям, а потому их слишком много, а значит, они должны быть разделены крайне неравномерно. 

   "Вместо экономики, которая работает на общее благосостояние, для будущих поколений и для планеты, мы создали экономику для 1%" – говориться в докладе Oxfam (Всемирная организация решения проблем бедности) на Давосском форуме. Человечество нарушило главный социальный принцип построения экономики – интересы общества выше интересов отдельных индивидов.  Миллионы людей живут в бедности. Махатма Ганди  говорил: «Самая смертельная форма насилия – это бедность». 

   Олигархия – признак политического и экономического распада общества и самое страшное социальное заболевание нашей эпохи. Исходя из выше написанного, можно сделать вывод, что никакой мировой экономики уже нет, есть гипертрофированный частный бизнес, который регулируется не экономическими и социальными законами, а произволом владельцев этого бизнеса.

   А потому как-то грустно слышать, когда маленькие говорят, что они хотят быть бизнесменами. Конечно, само по себе это не плохо, если кроме денег у ребенка есть какая-то цель или мечта, а не пустая программа накопления денег. Лично я ещё принадлежу к тому поколению, которое в детстве мечтало быть космонавтами, пожарниками, офицерами и исследователями и врачами. Суть в том, что мечтая о таких профессиях, ребёнок подсознательно стремиться выбрать род деятельности, полезный для общества, а не для удовлетворения частных  эгоистических потребностей. Понятие бизнесмен – весьма абстрактно и размыто, он может заниматься всем, чем угодно, если это приносит ему прибыль. Он будет заниматься этим, даже если его деятельность приноси вред социуму.

   Одна моя знакомая, подрабатывающая тамадой на свадьбах, рассказа интересный случай. Она общалась с матерью жениха и та рассказала ей, что у неё три сына, у всех свой бизнес, и идёт он неплохо, но, к концу разговора пожаловалась собеседнице: «Но ведь они больше ничего не умеют, только зарабатывать деньги!». Если задуматься, то это мудрые материнские слова, так как даже на фоне общего благополучия на данный момент, материнское сердце чувствует, что деньги – это иллюзия, которая как приходит, так и уходит, и даже наши деньги не принадлежат нам.

   Давайте представим ситуацию, прямо как в анекдотах – на необитаемый остров попадают рыбак, охотник, врач, плотник и человек, «умеющий зарабатывать деньги». Вопрос - кто из них самый бесполезный? Ответ очевиден, причём, он остаётся самым бесполезным не только на необитаемом острове,  а даже в условиях своего естественного обитания.

    Как перейти от хремастики к реальной экономике? Этот вопрос не может быть разумно решён  людьми с  мышлением, отягощённым эгоистическим потребностями, ибо это решение затрагивает  право собственности, и границы этого вопроса и лежат не только в социальном, законодательном поле, но и в сфере морального и духовного развития человечества. Попытки сдвинуть этот краеугольный камень задевают самое сильное человеческое чувство  - алчность. На нём и основана пирамида хремастики, созданная из россыпи частных интересов, не цементированных между собой целью развития общества. Эти камни свалены  вместе, но  единственное, что их объединяет – стремление стать верхушкой этой пирамиды. Увы,  ожидать активного  экономического роста  этой хремастической пирамиды не стоит. По своим физическим  свойствам  подобная фигура в росте ограниченна – вершина не может  постоянно расти. Как только угол наклона её сторон станет критическим –   стенки пирамиды осыпятся под её основу, а вершина может стать лишь простым камнем в аморфной груде таких же камней. Невозможен для неё рост, без увеличения площади фундамента – тех, кто внизу, должно быть на много больше, как в пищевой цепочке животного мира. Другое дело экономическая башня с  научным фундаментом  из подогнанных друг под друга каменных блоков правильной формы, каждый из которых занимает своё место. В цементной связке общечеловеческих задач,  эти блоки быстро  выстроятся  в высокий обелиск экономики, так как экономика - это наука о разумном поведении  созидающего  разума, учитывающего в своей деятельности все факторы человеческого бытия. Это не система обогащения отдельных сумасшедших, а структура, обеспечивающая гармоничное развитее цивилизации.

   Я попытался создать выше описанный образ  в сфере трёхмерной геометрии как можно более  доходчивым и точным. Как это у меня вышло - судить вам. На эту тему  можно писать отдельную книгу.

 

Вернуться в начало главы  Додекаєдр

Вернуться к заглавию  Додекаєдр

Следующая глава "Система депонирования денег. Психология хремастики" Додекаєдр