Демократия - не более чем

                                                                                                                    экспериментальная форма правления,

                                                                                                               и самый очевидный её недостаток -

                                                                                                              что она лишь подсчитывает голоса,

                                                                                                           вместо того чтобы взвешивать их. 

                                                                                                                         Уильям Ралф Индж

   Все мы – люди, все мы желаем иметь больше прав (считая, что это и есть признак равенства) и поменьше ответственности. Но именно мера ответственности  и является критерием равенства! Так как равняться нужно не по правам, а по мере ответственности. Все мы разные. Если кто-то не согласен, то пусть объяснит, почему из миллионов людей, якобы равных по рождению и условиям воспитания, только единицы становятся великими учёными, поэтами, художниками, полководцами, политиками (и т.п.), влияющими на ход мировой истории. Все поголовно не могут быть такими. Так о каком равенстве может идти речь?! Где же разумное зерно в уравнивании прав академика и плохо образованного человека, врача и отпетого уголовника? А если принять во внимание то, что эти права дают возможность равной меры участия в управлении государством (посредством права голоса) – можно сделать вывод о несостоятельности такой системы в целом.

   Равенство абсолютное невозможно. Оно выгодно бездельникам и аферистам. Если  человек выполняет обязанности, которые накладывают  права, то он не равен с другими - теми, которые  эти обязанности не выполняют. Это уравниловка. Равенство нужно для уравниловки, уравниловка  нужна для управления людьми. В человеческом обществе права заканчиваются там, где нужно выполнение обязанностей, или там, где начинается право кого-то другого.  «Братство обижает равенство, а равенству претит свобода». (Аркадий и Георгий Вайнеры, «Евангелие палача»).

  Демонократическая уравниловка - это не просто недостаток системы,  это мощный инструмент управления толпой.  Людей не грамотных, не имеющих своего мировоззрения легко обмануть, увлечь популистскими лозунгами и наивными обещаниями. Таких много, они и образуют толпу,  формирующую демонократическое большинство. Это большинство и имеет решающее право голоса в силу своей многочисленности. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на протяжении бесчисленных выборов  различные партии и кандидаты обещают  народу одно и то же, народ верит им,  не смотря на то, что никто из их «избранников» не выполняет своих обещаний. Психологи утверждают, что среднестатистический человек способен  объективно воспринимать события в короткий отрезок времени - примерно две недели. Так же основную массу планов такой человек строит не далее чем на две недели вперёд. Естественно, память на две недели назад это не ещё не амнезия.  Но, всё, что происходило  с человеком хотя бы год назад, теряет в его человека актуальность и объективность.   Какие-либо процессы глобального характера, длящиеся хотя бы более года,  воспринимаются как несвязанная  между собой  цепь событий.  Человека можно обманывать на одном и том же несколько раз в течении его жизни. Те, кто когда-то вложили свои сбережения в легендарное «МММ», способны сделать ту же самую глупость второй и третий раз, если названием  «МММ» никто из аферистов себя не наречёт. Так я думал до 2011 года, когда опять возникло МММ!  Оказывается, всё на много хуже… И опять тысячи обманутых. И название то же. Наверное, жажда дармового обогащения заложена у «забывчивых» на уровне генетики, как и невежество. 

   И так, жизнь ни чему не учит демонократическое большинство! Способность учится на чужих ошибках – это дар, способность учится на своих ошибках – это просто жизнь, а неспособность учиться  - это уже диагноз. Наше общество больно! Я не утверждаю, что большинство из нас дураки. Умных много, только самостоятельно мыслящих мало. А потому в любой социальной системе истина всегда воспринимается противоречиво, только ложь принимается единогласно. А пустоту в сознании человека заполняют политикой или футболом, сексом или наркотиками.

   Для современного гражданина выборы стали чем-то обыденным. Голосуют почти все,  практически, все уже ни кому не верят, но, повинуясь некому обычаю, смысла которого до конца не понимают,  ходят на избирательные пункты, чтобы опустить свои  бюллетени в урну. Почти никто не осознаёт  важности мероприятия. Подавляющее большинство ничего не знает про кандидатов. Некоторые делают свой выбор, исходя из чисто внешних симпатий, выявленных при рассматривании портретов   кандидатов, тут же на избирательном участке. Часть голосует  за кого-то в страхе, что выберут  того кандидата, про которого в ходе избирательной  компании было рассказано много «страшилок». Многие голосуют за кандидата только потому, что его партия имеет такое же название, как и та партия, под «чутким руководством» которой прошли их юность, молодость и вся жизнь. Кто-то голосует за партию только потому, что в ней, почему-то,   числится его любимый спортсмен или поп звезда.  Единицы голосуют исходя из идейных убеждений. В целом голосуют потому, что голосовать надо. И так, имеем следующую картину:

1.     Никто хорошо не знает своих кандидатов,  практически никто не ознакомлен с предвыборными платформами;

2.     Никто не осознаёт ответственности за свой выбор;

3.     Все уверены, что голосовать надо;

4.     Никто не верит, что голосование что-то изменит;

5.     На вопрос: «Почему же так  получается?» ничего вразумительного не отвечают. На вопрос «А будете голосовать следующий раз?» уверенно говорят  «Да!».

   На избирательных участках я всегда внимательно наблюдаю за людьми. Вот как коротко можно описать всё происходящее там: «Обманутые люди бросают бюллетени в урну с прежней надеждой на тех,  за кого голосуют,  не помня того, что их избранники  уже обманывали, обещая то же самое. Всё это похоже на отделение психбольницы, где кучка патологических лгунов с манией величия удерживают  влияние над коллективом наивных  склеротиков. Всё это происходит под присмотром лечащего персонала, не вмешивающиеся во внутренние процессы до тех пор, пока они не выходят за определённые рамки. Вовремя выписывают лгунов, у которых проснулась совесть (что случается крайне редко) и склеротиков к которым вернулась  память и способность самостоятельно мыслить (что случается ещё реже)».

   Демократия учитывает личные интересы каждого человека, но, если среди личных интересов людей нет ни одного общественного, то с таким людьми невозможно жить в демократии, с ними тяжело жить в любом обществе. 

   Среднестатистический избиратель просто не готов делать выбор, у него недостаточно для этого ни знаний, ни компетенции. Но голосовать хотят, хотя и сами не знают, что нужно делать в государстве, а потому и избирают тех, кто тоже этого не знают и не хотят. Голосование для него это некий акт приобщения к чему-то значимому, но не совсем понятному. Поэтому что хочется. Как писал Салтыков-Щедрин в «Книге о праздношатающихся»: «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном»…

 

 Вернуться в начало главы  Додекаєдр

Вернуться к заглавию  Додекаєдр

Следующая глава "Политики и политические партииДодекаєдр