Простая истина, но и ее надо выстрадать: благословенны не победы в войнах,
а поражения в них! После побед хочется еще побед, после поражения хочется
свободы – и обычно ее добиваются»
 
                       Александр  Солженицын

   МилитаризмЛюди всегда вели войны, на сколько это помнит доступная нам история. Жизнь цивилизаций и культур, по сути, и была сплошной войной. Александр Македонский дошёл до Индии, Римская империя до Англии, Чингисхан до Европы. Европа оккупировала два континента – Северную и Южную Америки. Европу захватывали Наполеон и Гитлер. Ни одна из великих империй не могла стать таковой без военной силы, определив самоубийственную, но биологически естественную животную программу развития современного мира. Великие народы либо не «помещались» на отведённой им историей территории, либо амбиции их предводителей не умещались в объёме полученной ими власти.

   «Война́ - конфликт между политическими образованиями - государствами, племенами, политическими группировками и так далее, - происходящий в форме вооружённого противоборства, военных (боевых) действий между их вооружёнными силами. Цель войны — собственное выживание или уничтожение противника. Как правило, война имеет средством навязывание оппоненту своей воли. Один субъект политики пытается силой изменить поведение другого, заставить его отказаться от своей свободы, идеологии, от прав на собственность, отдать ресурсы: территорию, акваторию и другое». (Материал свободной энциклопедии «Википедия»).

   Прусский генерал, стратег и военный писатель Карл фон Клаузевиц говорил: «Война есть продолжение политики иными, насильственными средствами». Его же перу принадлежит следующее высказывание: «Целью любой войны является мир на условиях, благоприятных для победившей стороны». Война может быть путём к достижению мира, или его сохранения. Как тут не вспомнить древнее латинское изречение: «Хочешь мира – готовься к войне». Война - это не только инструмент защиты или порабощения, это тонкая грань между различными этапами развития. Но, с развитием технологий и ростом амбиций, весь состояние мира превращался в тонкую грань между глобальными войнами. Нельзя отрицать организующее свойство войн в формировании государств и наций, вследствие объединения племён для достижения целей в расширении территории обитания. Но истинное величие нации зависит не от размера территорий, успехов в войне: «Величие нации должно уместиться в каждом ее представителе» (Станислав Ежи Лец).

   Первоначально войны имели национальные и племенные предпосылки в ходе разделения территорий обитания и ресурсов. Они были обоснованы самой природой, как у животных, которые делят еду и ареал обитания. Но, помимо выживания, причинами войн зачастую становятся психологические особенности человеческой психики. Сочетание амбиций, алчности и властолюбия составляют типичный психологический портрет сумасшедших завоевателей, которыми восторгаются далёкие потомки, а современники судят на Нюрнбергском процессе. Если объективно оценить исторические портреты завоевателей, можно прийти к выводу, что они сумасшедшие. Они принесли горе не только завоёванным странам, но и прежде всего своим соотечественникам. Минувшие века позволяют нам романтизировать Александра Македонского, Тамерлана, Чингиз Хана, Наполеона и прочие эпические личности. Но подобные подвиги в исполнении наших современников вряд ли бы вызвали у нас такой же восторг. 

   С возникновением политики, милитаризм стал одной из возможностей приобретения популярности, что ярко выражено в политике древнего Рима. Если ничего не можешь предложить в сфере экономики или социального управления – завоюй земли диких племён, а пленных варваров преврати в гладиаторов, и на утеху толпе устрой кровавые зрелище – тоже маленькая война. Но, с точки зрения цивилизованного человека, ответ на вопрос, а кто из воюющих сторон дикий варвар – весьма неоднозначен и не совпадает не только со мнением граждан древнего Рима, но и со взглядом многих наших современников. Демократия уже тогда давала сбои, уводя политиков по тупиковому охлократическому пути  угождения толпе всё дальше и дальше от возможности создания гармоничной и разумной цивилизации.

   Религии, даже гуманные и терпимые, не раз становились причинами войн и внутренних конфликтов. Парадокс проявления религии в войне в том, что солдаты разной веры, воюющие друг с другом, считают, что их Бог самый настоящий и поэтому действия оправданы. Но, если воюющие - единоверцы, то стороны конфликта молятся за победу, то есть за поражение противника, который в данный момент молиться тому же Богу, и то же молиться за победу. Это раскрывает психологию человека, который пытается найти в вере не только надежду или утешение, а прежде всего обосновать для себя и остальных свою правоту. И в этой системе не имеет значение один ли Бог, или это множество разных Богов. Религия для человека — это так же обоснование своих амбиций и оправдания своих поступков, а потому занимает не последнее место в истории милитаризма. Кстати, в атеистическом обществе всё происходит точно так же, только место Бога в данной системе занимает очередной вождь. Или обезличенный идол – власть, слава и деньги.

   Милитаризм крайне опасен тем, что человек сохранил животный строй психики, сочетая его со способностью создания эффективного оружия. Человечество - безумная сообщность, которая стремится использовать достижения науки прежде всего для уничтожения себе подобных. 

   Войны эволюционируют, они теряют своё первоначальное лицо и становятся более опасными. Есть гибридные войны, войны информационные, террористические.  Из средства завоевания войны превратились в механизм управления государствами, их политикой и экономикой. Причины их возникновения уже теряют национальных характер, тем не менее, межнациональные противоречия становятся поводами для военных конфликтов, надёжно прикрывая для наивного обывателя свои истинные причины и цели.  Но мы всё чаще и чаще слышим о неких частных армиях. Гипертрофированный частный бизнес, о котором я так много пишу в этой книге, не обошёл своим пагубным вниманием и милитаризм. Война и бизнес неотделимы друг от друга. Пока оружие производят частные корпорации, войны неизбежны. Чем больше мы будем воевать – тем больше они будут зарабатывать. Чем больше они будут зарабатывать, тем больше будет войн. «Прислужницы бизнеса – война и религия» - писал Ричард Олдингтон, принимавший участие в Первой мировой войне. В его творчестве можно встретить здравую оценку войны с точки зрения писателя и солдатов, воевавших по обе стороны линии фронта.  Здесь же хочу привести строки из его романа «Смерть героя», касающиеся этой темы: «Но чему же они противостоят? (воюющие солдаты (примечание автора)) Где их настоящий враг? Внезапно ему открылся ответ, - то была минута горького просветления. Их враги — враги и немцев и анг­личан - те безмозглые кретины, что послали их убивать друг друга вместо того, чтобы друг другу помогать. Их враги - трусы и мерзавцы без стыда и совести; их вра­ги - навязанные им ложные идеалы, вздорные убежде­ния, ложь, лицемерие, тупоумие. Если вот эти люди - не исключение, если такова масса, значит, человечество по сути своей здорово, во всяком случае - здоровы, не испорчены простые рядовые люди. Что-то неладно на­верху, среди тех, кто ими руководит, кто заправляет не войной, но мирной жизнью. Народами управляют при помощи вздорных громких слов, приносят их в жертву лживым идеалам и дурацким теориям. Предполагается, что управлять народами только и можно при помощи подобного вздора, - но откуда это известно? Ведь они еще никогда ничего другого не слышали. Избавьте мир от вздора. Безнадежно, безнадежно...»

   Война современности имеет не одно обличие. «Есть два пути порабощения наций: первый - мечом, второй – долгом», как писал Джон Адамс. Это выражение я вставил эпиграфом к главе «Банковская система», в которой описывал подобные процессы. Но, кроме меча и долга есть ещё и коррупция. Коррупция опасна не только тем, что чиновники воруют и берут взятки, самое страшное то, что они продаются иностранным службам и транснациональным корпорациям. Страну можно захватить силой, присоединить её или сделать сателлитом, установив послушное правительство. Но, установить такое правительство можно без войны – купив политиков и чиновников, превратив страну в полигон для бизнеса и социальных экспериментов.

   Люди должны понять, что народы и нации не могут быть принципиальным врагами друг другу. И если искать их общего врага, то - это олигархия, мировая банковская система и лжедемократия. Эти структуры не заинтересованы в счастливой жизни человека, они не могут процветать в условиях счастья и гармонии. Им необходима нужда, горе и болезни. 

   «Я представляю себе людей в какой-то пещере, людей, у которых смолоду бедра и шея, скованные цепью — так, что они сидят совершенно неподвижно и могут смотреть только вперед, на стену пещеры. В руках у них автоматы. Вверху светит огонь. Между людьми и этим огнем есть переход. Вдоль него мне видится невысокая стена. А по этой стене здоровенные тюремщики проводят людей, тоже закованных в кандалы и с оружием в руках.» (Фридрих Дюрренматт «Зимняя война в Тибете»).

   Весьма точно и ёмко описал войны новой истории Джордж Оруэлл в романе «1984»: «Война — это способ разбивать вдребезги, распылять в стратосфере, топить в морской пучине материалы, которые могли бы улучшить народу жизнь и тем самым в конечном счете сделать его разумнее». 

   Так в чём же суть войн? Я считаю, что прежде всего в сочетании амбиций и невежества, порождающих конкуренцию. На животном уровне конкуренция – это естественное соперничество, необходимое для выживания вида. Но внутривидовая конкуренция животных редко приводит к их гибели – природа разумна. Чего нельзя сказать о человеке. Соперничество, обусловленное безумными амбициями, может быть закончено лишь взаимным истреблением носителей этих амбиций.   Для человека война не может быть элементом естественного отбора. В ней выживают не лучшие, а самые живучие. Война забирает лучших - смелых, решительных, совестливых, тех, кто способен на взаимовыручку.

   Пока человечество будет воспринимать конкуренцию как естественный фактор, у него нет будущего, потому что нет общей цели. У него есть побуждения – власть, деньги, слава. Но побуждения – это не цели, а без цели человечество обречено пожирать само себя. Это сумасшедший муравейник. А потому все мы, в той или иной мере понимания, участвуем в войне человека против себе подобных, против совести, природы и здравого смыла.  И чем меньше понимаем, тем больше участвуем.

   Эволюция человечества дошла до того периода, когда достижения научно технического прогресса значительно превосходят уровень культуры и духовного развития среднестатистического человека. А в условиях демократии и конкуренции как раз такой тип людней более успешен. Эта серость и будет палачом человечества, если у него не появится цель и разумная социальная модель управления.

ВОЙНА
 
Смотри вокруг.
Никто за это не в ответе.
Идёт война, война за всё на этом свете.
 
 
Те, кто ведут
невинных в бой в бесстыжем пире
им создают иллюзию, что все мы – в мире.
 
 
И мы идём,
не видя ни костей, ни праха.
Заложники своих страстей и глупых страхов.
 
Ведомые
гордыней, алчностью и гневом.
Забывшие, как думать и не смотрим в Небо …
 
                             
Автор

 

Сергей Крижановский ©

Вернуться в начало главы  Додекаєдр

Вернуться к заглавию  Додекаєдр

Продолжение следует...