Инновации в образовании и философияНаверное, трудно сказать о школе полнее и точнее, чем это сделал швейцарский педагог и публицист Адольф Ферьер: «И сотворили Школу так, как велел им дьявол. Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах. Ребенку нравится сознавать, что его работа имеет какой-то смысл, поэтому все устроили так, чтобы его активность не приносила никакой пользы. Он не может оставаться без движения – его принудили к неподвижности. Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям. Он любит говорить — ему приказали молчать. Он стремится понять — ему велели учить наизусть. Он хотел бы сам искать знания — ему они даются в готовом виде. И тогда дети научились тому, чему они никогда бы не научились в других условиях. Они научились лгать и притворяться. Дети отбились от рук. Они бегут из дома, ищут приключений. Они становятся практичны, самоуверенны и упорны без помощи школы и даже вопреки ей. И разрушилась Школа, которая была сотворена по наущению дьявола». Да, но сколько же они делают роковых ошибок, которых можно было избежать. Наверное, это и есть одна из главных задач этой школы, и не разрушилась она, а по-прежнему отбивает у детей интерес и желание учиться.

   Всё течёт – всё изменяется, и даже старые истины порой лучше преподавать по-новому. Традиционная система образования имеет существенные недостатки, про неё очень метко сказал доктор философских наук, академик И.А. Зязюн (ректор Полтавского педагогического института, Министр просвещения и науки Украины в 1990-1992гг.): «Традиционная система обучения является безличностной, «бездетной», нечеловечной. В ней человек предстаёт объектом, которым можно управлять посредством внешних влияний общих стандартов и нормативов».

   Отношение ученика к предмету, и к преподавателю имеет решающее значение в процессе обучения. Одна из проблем образования заключается в том, что студенты не видят необходимости изучения некоторых предметов, которые, по их мнению, не имеют для них ни практического, ни теоретического применения. Эта проблема одна из ключевых. Решение этой проблемы зачастую приводит к возникновению идей о сокращении объёма изучаемого материала. Подобные реформаторы утверждают, что это позволит освободить дополнительное время учащихся для более глубокого изучения основных предметов. Такой подход приводит к созданию мозаичной системы обучения, дающей необходимый минимум для узко квалифицированного специалиста и гражданина с узким кругозором.

   В общем, эту проблем можно изложить следующим образом: в процессе обучения, человек получает большое количество не связанных друг с другом знаний. Например, школьнику трудно представить, что физика и химия неотделимы друг от друга, так как изучают одни и те же явления, но, с различных точек зрения. А вместе физика и химия являются частью биологии, так как химические и физические процессы постоянно происходят в живых организмах. Так же как в окружающем нас реальном мире. Но, это если воспринимать их комплексно, что трудно сделать ученику самостоятельно. Да что там ученику, порой сами педагоги не видят пользы своего предмета, что не может не отражаться на качестве обучения. В образовании не хватает методологии, способной через комплексное видение научных знаний, сформировать для учеников представление о едином знании, незаменимом для формирования полноценного мировоззрения.

   Подобное восприятие действительности может быть только при философском восприятии мира, которое невозможно без правильного преподавания философии, как таковой.  Философия, как образовательный предмет так же воспринимается многими, как нечто непрактичное, неприменимое к жизни. Поэтому в процессе реформ образования ей, как и многим другим гуманитарным предметам, уделяется мало внимания. Так что же такое философия, и чем она полезна для каждого из нас?

   Философия (в переводе с греческого – любовь к мудрости) считается первой наукой.  Большинство известных нам древних мудрецов мы называем философами - Сократ, Аристотель, Диоген, Платон. Когда-то на заре известной нам истории человечества философия была единственной наукой.

    Философы были первыми учёными, благодаря их стремлению к знаниям, первыми социальными деятелями, по причине их мудрости, и первыми адвокатами, благодаря их красноречию. Современные науки вышли за пределы философии и дошли до своего естественного тупика, обоснованного тем, что развиваются отдельно друг от друга.

   Не стоит пребывать в иллюзии, что мы живём в период активного научного развития. Уже около века человечество не сделало ни одного нового фундаментального научного открытия. Признанные учёные становятся всё богаче, а эффективность их работы всё ниже и ниже. Иллюзия научного прогресса обоснована потребительской мишурой, через которую нам в новых оболочках продают то, что было давно изобретено. Учёные всё больше оперируют теориями, а не законами, получая за свои предположения премии и научные знания. Любой современный академик имеет больше регалий чем Тесла, Резерфорд или супруги Кюри.

   Человек познаёт мир логикой, не подвергая сомнению её истинность, так же как компьютер не может подвергнуть критике работающую в нём операционную систему. Логика анализирует явления, процессы, выводит понятия о определят факты.  В ходе этой работы реальность разделяется на различные серы деятельности, знаний и убеждений. Это процесс дробления реальности в поисках неделимого бесконечного является тупиковым, учитывая ограниченность людского разума во времени ввиду физиологических ограничений. Даже вечное людское сознание обречено блуждать по кругу, будучи по своему мышлению скорее двухмерными, зачастую не отличаем спираль от замкнутого круга. Такое общество подобно Ураборосу – мифическому дракону, кусающему себя за хвост. Этот образ присущ многим культурам на разных континентах. Происхождение его не известно, так же как нет единого мнения относительно значения символа.

   Для познания бесконечного все явления необходимо объединять в единый процесс. Разделение и сокрытие знаний в обществе хорошо для бизнеса, но негативно для развития общества. Убеждён, что в будущем наука снова будет объединена в единую систему, в которой будут определены цели научного развития и его морально этические принципы. Отсутствие этих принципов приведут человечество к катастрофе. Мы уже движемся к ней. Основной признак приближающейся беды – частные научные лаборатории, покупающие лучших учёных. Наука, медицина и армия – не могут быть частными. Это потеря государственности, подмена её либертарианством и становление нового рабовладельческого строя под началом кучки сумасшедших.

   Современная наука направляется грантами, а не здравым умом. В условиях, когда медицина стала бизнесом, никто даже не вспоминает про её основную функцию – профилактику заболеваний. Мы уже позабыли истинное значение слова ЗДРАВООХРАНЕНИЕ – охрана здоровья. Основной акцент современной медицины поставлен на лечении. Что касается профилактики, то она ограничена прививками. Но, это тоже глобальный медицинский бизнес, который базируется на ещё недоказанной прививочной теории. Но, лечить болезнь значительно выгоднее с финансовой точки зрения медика-бизнесмена. Медик бизнесмен не заинтересован в том, чтобы люди не болели. Принцип медицины как бизнеса звучит так – чем больше люди болеют, тем лучше.  Осталось сделать частными пожарные службы, тогда и пожаров будет больше.

   Вернёмся непосредственно к теме. Что говорят сами философы о философии? С точки зрения представителя немецкой классической философии Людвига Фейербаха, главным объектом философского познания является – естественная и неизменная сущность человека, как наиболее совершенного существа мироздания. Энгельс писал: «Философия – это наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления». А Платон считал, что «горе тому государству, которым не управляют философы».  Иммануил Кант размышлял о том, что предмет философии - это не изучение самих по себе объектов и явлений (природы, мира, человека), а исследование самого процесса познания и определение законов человеческого разума и его границ. В своей статье кандидат философских наук Екатерина Волкова высказывает мнение, что философия - это не наука, а специфическая форма духовной культуры.

   Наука прошла долгий путь, и совершила много открытий, но философия актуальна и необходима и сейчас, даже если многие не считают её наукой. Философия по-прежнему остаётся чем-то большим – сферой работы человеческого разума, создающего науку и культуру. Философия всегда останется авангардом познания мира, человека, и познания человеком мира.

   Взрослому проще понимать философские парадигмы, вообще, взрослому много чего делать проще. Но это не значит, что детей не нужно учить основам философского мышления. Не бойтесь учить детей.  В ВУЗах и им проще будет изучать философию, а во взрослой жизни им будет проще разбираться в событиях, происходящих в нашем мире.  Философию нередко представляют, как некое абстрактное знание, оторванное от реальности повседневной жизни. Но, отсутствие выгоды совсем не свидетельствует о бесполезности философии. И само отношение к ней как к понятию является тестом, определяющим уровень культурного и интеллектуального развития человека.

   Изучение философии, подобно как изучение точных наук, развивает мышление. Особенно мышление творческое, свободное от шаблонов и субъективных ограничений, превращающее кажущуюся абстрактность в новую закономерность. Этого свойства мировосприятия может особенно не хватать человеку с математическим мышлением, а также людям, склонным бездумно верить. Критичность мысли, которой нам так не хватает, является одним из инструментов философского познания.

   Поэтому изучение основ философии можно начинать в средних классах школы. А также преподавать их ПТУ и колледжах. Кто сказал, что люди со средним образованием не должны мыслить? Зачастую, человек ограниченный не может быть хорошим специалистом любого уровня. Более того, задача системы образования не только подготовка специалиста, но и воспитание человека как гражданина.

   Философия интересна сама по себе, независимо от нашей субъективной оценки её по­лезности.  Она приносит умственную радость, не давая человеку погрязнуть в непроходимой будничной серости. Развивает широту мышления, и способность воспринимать явления и события как следствие неких общих причин, чью взаимосвязь не может увидеть обыватель с ленивым умом. Философский взгляд на мир вырабатывает гибкость мышления, способность увидеть относительность общепринятых истин.  Дарит человеку силу независимого мышления, делая его интеллектуально самостоятельной личностью, имеющей собственное мнение и способной выслушать и понять мнение другого человека.

   Философия — это широта и свобода мышления. Философы раскачивают наше сознание своими утверждениями, и не всегда для того, чтобы что-то утвердить, а для того, чтобы разбудить наше сознание. Философия - это попытка разбудить человека, ибо большинство людей спит, погруженное в мелочные дела и заботы, и не подозревает о существовании жизни, в которой человек действительно живет, а не прозябает в скуке унылого существования. Глобальные перемены в мире людей, прежде всего, происходят на уровне философского восприятия.

   Если человек хочет разобраться в глобальных социальных, экономических вопросах, то ему следует научиться видеть причинно-следственные связи. Так как не путать причину со следствием может только человек с философским складом мышления. Платон видел истинные причины вещей не в приемлемой нами реальности, а в пространстве мышления, называя их идеями, или эйдосами. Материальные вещи, по мнению Платона, могут рождаться, изменяться, умирать, но их причины являются вечной и сохраняющей своё постоянство сутью этих вещей.

   Несмотря на пренебрежительное отношение многих к философии, социум управляется именно философией. Возьмите любую развитую культуру – ни одна из них не могла бы возникнуть без научных, духовных и социальных идей философов.

   Любой социальный и общественный строй возникает из философии. Например, капитализм и коммунизм - это философии, выведенные в идеологию. Например, капитализм -  протестантизм, идеи Адама СмитаДавида Рикардо, Джона Кейнса, мысли Макиавелли,  труды Вебера, Маркса и Энгельса.

   Коммунизм – убеждения ордена францисканцев. Это Джерард Уинстенли, Бабёф, Фурье, Кампанелла, с его «Город Солнца», и тот же Карл Маркс. В основе всего стоит идея, а идея – это философия. Современным миром правят идеологии. Их создание невозможно без философии ровно, как и понимание их сути.

   Большее влияние имеют философские парадигмы, которые в отличие от идеологий, остаются в тени для непосвящённых.  Парадигма – это исходная концептуальная схема, модель постановки проблем и их решения, господствующих в обществе в течение определенного исторического периода. Традиционная и модернизационная парадигмы уходят в прошлое. Мы современники формирования постсовременной парадигмы, в которой, по моему мнению, борются две морально этические теории: деонтология и консеквенциализм.

   Деонтология - учение о морали, структурно является разделом этики, вышедшей из культуры древних эллинов. В её основе лежит понятие долга, формирующего правила повеления членов общества, для которых долг стоит на первом месте.

   Консеквенциализм - напротив, группа теорий, где результат превалирует над действием. Его историческими формами являются такие  нормы и теории, как гедонизм (стремление к наслаждениям), разумный эгоизм, утилитаризм (стремление к выгоде во всём) и эвдемонизм (стремление к счастью). Надо отметить, что именно консеквенциализм является основой аргументации в современной политике и культуре, которая говорит людям: «Берите от жизни всё!». И они берут, берут на много больше, чем им нужно, не понимая, что не надо брать от жизни всё. Жизнь уже всё вам дала… В целом, как бы не были разделены направления консеквенциализма, они не столь отличимые друг от друга. И гедонизм, и утилитаризм и эвдемонизм суть стремления эгоистическим наслаждениям. Они, направляя человека к удовольствиям, не ставят перед человеком задачи делать счастливыми других людей, они эгоистичны. Стремления к выгоде, власти, удовольствиям и наслаждениям – это то, в чём люди безуспешно пытаются найти счастье.

   Особое внимание хочу обратить на такую форму теории консеквенциализма, как гедонизм - стремление к удовольствиям. Надо отметить, что удовольствия бывают разными. Хотя в первую очередь всплывают ассоциации сексом, едой и алкоголем (возможно, это связано с пробелами в воспитании автора, от всей души надеюсь, что к вам пришли иные ассоциации (примечание автора)). Давайте отбросим этот животный уровень удовольствий. Разве не удовольствие прочитать интересную книгу? Или написать её? Или нельзя назвать удовольствием прослушивание музыки или созерцание картин великих мастеров? Есть люди, которым доставляет удовольствие помочь другим людям. Разве не удовольствие с риском для жизни защищать родину? Такой гедонизм явно выходит за рамки классического консеквенциализма. Всё зависит от того, что вы подразумеваете под понятием удовольствия. Вполне очевидно, что удовольствия человека, цивилизованного гораздо разнообразнее и выше удовольствий людей, находящихся на более низком уровне строя психики. Гедонизм не может быть реализован без вреда для общества, в котором превалируют животные, половые и наркотические удовольствия.

   То же самое можно сказать о эвдемонизме – стремлении к счастью, так как понятие счастья у всех разное, как бы не пытались его свести до уровня денег и низменных удовольствий. Апогеем эвдемонизма можно считать наркоманию – самый короткий путь к иллюзорному счастью. Про счастье можно писать отдельную главу или целую книгу. А в рамках этого скромного труда могу сказать, что если бы люди понимали, что такое счастье, то они все были бы уже счастливы. Особо опасны стремления сделать счастливыми всех. Этим страдали многие диктаторы, точнее, страдали народы, а диктаторы создавали имидж и реализовывали свои безумные идеи. Поэтому могу сказать, что нельзя сделать счастливыми всех, можно делать счастливым каждого. Но только счастье различных людей может быть несовместимо. И если рассуждать образами религиозными, то сам Бог не сможет сделать всех людей счастливыми, так как они не готовы к этому. А степень их неготовности можно определить уровнем понимания того, что Бог уже создал на счастливыми… Но, вернёмся от философии к философии..

   Эвдемонизм и гедонизм при классической трактовке счастья и удовольствий, не могут быть внедрены в социум без риска последующей его деградации. Но, понимание иной их трактовки, с точки зрения человека интеллектуально и духовно развитого, даёт основание утверждать, что гедонизм и эвдемонизм в такой их форме могут выходить далеко за рамки консеквенциализма, ближе к противоположной ей этической теории – деонтологии. Это доказывает то, что что люди с высоким чувством долга тоже могут быть счастливы, и получать свои удовольствия более высокого порядка. Долг – это не только путь самопожертвования и отречения, это жизнь по другим убеждениям, которые несомненно есть. Они приносят истинное счастье, они оказывают благоприятное воздействия на эволюцию личности и общества. Это счастье, ощущение которого не приводит к несчастью

   Какой станет постсовременная философская парадигма общества, зависит от нас с вами, если конечно, мы окончательно не забудем, что такое философия, а вслед за ней не забудем, что такое настоящая свобода.

   А теперь вернёмся к образованию и необходимым для него инновациям. А также к идее, согласно которой  многое из нового и крайне необходимого, есть позабытое старое. Так и популяризация философии должна стать инновацией, привносящей старую мудрость, как что-то новое. Цивилизованный человек не может пренебрегать мудростью прошедших веков. Мудрость может быть старой, но не может быть устаревшей. 

   По моему мнению, ещё одна из самых важных задач образования - научить человека учиться. Темпы развития современного общества предъявляют высокие требования к информационной адаптации   человека. Сейчас невозможно использовать только знания, полученные при обучении – они устаревают и трансформируются. Знания надо уметь искать и использовать. Привычка учиться не даёт человеку возможности окостенеть стать пассивным созерцателем жизни общества.

   Отличительным противоречием современного общества является тенденция к узкой специализации, и в то же время необходимость в специалистах с разносторонним творческим подходом. Эти качества являются редко сочетаемыми при стандартной системе образования.  Тем не мене, глобальной производственной машине в большей мере нужны малообразованные и мало думающие биороботы. Эволюцию производственных сил можно описать так: из человека делают раба, потом рабу дают свободу, но, незаметно для него превращают в биоробот, в дальнейшем биоробота заменяют роботом механическим. А следующим шагом буде превращение механического робота в биоробот, но уже с механической основой, а человека в робота. Человечество пытается научить учиться роботов, и отучивает учиться людей. Но, не нужно думать, что зомби-биороботы необходимы только для физического труда. Людей с подобным типом психики так же используют в политике и в государственном управлении. В нашей стране уже давно наметилась тенденция подготовки молодёжи через многочисленные грантовые организации и фонды. Они отбирают молодых людей в меру умных, образованных, амбициозных и, главное, управляемых. Им внушаются ценности, идущие врозь с понятиями гуманизма и истинного патриотизма.  Они становятся прагматичными и практичными. Они активно работают над знакомствами, которые могут принести материальную пользу. Так их учат, но вряд ли говорят о том, что если человек всю жизнь заводит только нужные связи, то рано или поздно он становится никому не нужным.  В целом, эти «детища грантоедов» становятся идеальными беспринципными политиками и чиновниками, управляемыми иностранными агентами. Вся эта система внешнего управления слабо прикрыта популярными ныне мероприятиями по привитию европейских ценностей. Спецслужбы любого государства уже давно бы обратили внимание на деятельность подобных грантовых организаций, но увы не наши спецслужбы. Наивно полагать, что некие зарубежные структуры вливают миллионные средства просто ради бескорыстного просвещения. Это не в их принципах, и то, что они нам несут – это не просвещение, - это затмение… Но, вернёмся к образованию.

   Образование – это борьба с невежеством. Сократ говорил, что демократия без образования невозможна. А если господствующая социальная система, называемая демократией, исподволь развивает невежество, то можно ли её называть демократией?

   Мудрец Сенека сказал: «Мы учимся, увы, для школы, а не для жизни». Главная задача образования – не учить ради самого процесса, а связывать знания с практикой и другими знаниями, не давать лишнего, но и не лишать необходимого, показывать путь учения, но и позволять протаптывать свои пути.  Потому что, как писал Эйнштейн, - «образование – это то, что остается после того, когда забывается все, чему учили».

   Всегда нужно помнить и понимать, что процесс образования   неотделим от воспитания, а воспитывать себя нужно всю жизнь. Значит, всю жизнь нужно учиться.

Сергей Крижановский ©

Вернуться в начало главы  Додекаєдр

Вернуться к заглавию  Додекаєдр

Следующая глава "Невежество и его последствия"  Додекаєдр