Приватизация это гибель государственностиВ современной экономике преобладает тип закрытой монополии, при чём закрытой не только патентами и авторскими правами, а вследствие проникновения частного капитала в законодательные и исполнительные государственные органы в ходе политической борьбы или коррупции.  В таких условиях государство, по сути, расписывается в своей беспомощности в отношении управления ценообразованием. Почему это важно? Бесконтрольное ценообразование приводит к лавине повышения цен и как следствие – к инфляционным процессам, затрагивающих в конечном итоге и потребителя, и тех самых производителей или продавцов, повышающих цены в погоне за сверхприбылью.  В результате страдают все. Антимонопольные комитеты, призванные бороться с подробными явлениями, по крайней мере, у нас на Украине сделать этого не способны по трём основным причинам:

1)    коррупция;

1)    коррупция;

2)    опять коррупция;

3)    отсутствие экономических рычагов воздействия для государства.

   С первыми двумя пунктами всё понятно, а на третий рассмотрим подробнее. Как может влиять государство на процессы ценообразования?

1)    Законодательно;

2)    Экономически.

   Первый способ практически не работает, так как любой закон может потерять свою суть в юридических коллизиях и его можно обойти. Боле того, многие законы уже давно пишутся под влиянием тех самых монопольных структур, проникших во власть или купивших её. А потому любые попытки что-то изменить путём законодательным очень тяжело. Например, в январе 2016года Верховная Рада Украины ввела в силу новый закон про «Метрологию и метрологическую деятельность», обязывающий структуры, оказывающие услуги, оплачиваемые по счётчикам (вода, газ, электричество и т.п.) взять на себя затраты по проверке этих самых счетчиков. Естественно, все эти структуры начали компенсировать свои затраты за счёт удорожания своих услуг. Как всегда, все затраты легли на плечи потребителя. Возникает вопрос, а зачем принимать такие законы, если государство не может регулировать конечную стоимость услуг? А потому, какими бы налогами не были обложены производители или продавцы, в конечном счёте, они всё равно получат свою прибыль, увеличив стоимость для конечного потребителя – для нас с вами. Первым делом приходит мысль, что вышеупомянутый закон был принят не без коррупционного влияния, дабы дать толчок для нового витка роста цен в данной сфере. Чтобы законодательно привести всю эту систему безудержной алчности, девальвирующею экономику, нужно принять десятки законов, а после ещё десяток законов на каждый из принятых законов. Вся деятельность в этом направлении, естественно, будет сталкиваться с сопротивлением со стороны политических сил, лоббирующих интересы монополистов – т.е., практически всех политических сил.  А потому растянется на десятилетия, пережив в виде нерешённой проблемы ни одного президента и не одно поколение депутатов.

   По сути, необходим один только закон, который даст государству экономический рычаг влияния на процессы ценообразования. Это закон о государственной монополии. Да, чтобы защищать свою экономику от инфляционных процессов вследствие бесконтрольного и неадекватного ценообразования (читайте – грабежа населения), государство должно быть монополистом во всех ведущих отраслях. Только в таких условиях будет работать конкурентная составляющая рыночной монополии, когда государство будет диктовать на рынке адекватную ценовую политику. Иначе, инфляция, усиленная повышением цен, вызванным паническими или алчными настроениями рынка, изведёт на нет национальную валюту.  Украинцы уже давно знают, что цены, повышенные вследствие подорожания доллара США, никогда не возвращались на прежние позиции, даже в случае нормализации курса последнего. Коммерческие курсы предпринимателей, намного завышенные для перестраховки в ожидании худшего, не снижаются, даже если их худшие опасения оказались напрасными.

   Противники государственной монополии утверждают, что государственная монополия уничтожит частный бизнес. Позвольте не согласиться – частный бизнес полностью будет уничтожен только частным бизнесом, который развился до уровня монополии. Государственная монополия, как инструмент ценообразования, напротив, может создать здоровую конкурентную атмосферу на рынке, где единственным путём развития будет не бесконтрольное повышение цен, а повышение качества.

   Приватизация 90хС государственной монополией боролись с самого распада СССР. В результате приватизации погибло множество крупных предприятий, экономика страны получила непоправимый вред. Подобные процессы продолжаются и поныне. Не редко можно услышать измышления некоторых политиков и депутатов относительно того, что оставшиеся государственные предприятия необходимо приватизировать, так как, видите ли, государственные чиновники просто не способны управлять предприятиями. Но, позвольте, если эти государственные чиновники не могут управлять заводом, то, как они могут управлять целым государством???

   Кто-то решил, что частный капитал будет работать эффективней. Опыт показывает, что это не так. После приватизации (покупки предприятия по заниженным ценам) продаётся всё, что можно снять и увезти, а само предприятие перепродаётся следующему «поколению саранчи», которая, в конце концов, разбирает заводы до кирпича металлолома. У частного бизнеса, приобретающего предприятия, так же есть психологическая иллюзия. Она заключается в том, что человек, сумевший собрать большой капитал (читайте - украсть, «отжать» и т.п.), свято верит в то, что сможет управлять любым предприятием только потому, что может его купить. Но, алчная психология, работающая на передел и разруху, органически не способна на созидание. Отсюда вывод: государство без государственных средств производства – это не государство, а арена борьбы для олигархии, разрушающей экономику, и превращающей граждан в рабов.

   Приватизация антисоциальна, она уничтожает государственность. Безумным апогеем этого деструктивного процесса может стать приватизация армии и полиции, как бы абсурдно это не звучало. Но, общество уверенно идёт к абсурду. Но мы уже привыкаем к тому, что приватизируются облэнерго и стратегические предприятия. Население тоже скоро приватизируют.

   Всё вышеописанное в этом разделе затрагивает вопрос, который не поднимают ни экономисты, ни политики - вопрос экономического контроля накопления и использования частного денежного ресурса в рамках государственной безопасности. Частная экономическая деятельность зачастую приносит обществу не только продукт (услуги), но и непоправимый вред, степень которого не сопоставима с пользой от этой деятельности. Если таковая польза для социума вообще есть. Таким образом, современная хремастики маскирует в себе противоречия между интересами частными и общественными, позволяя ставить интересы индивида выше интересов общества. С точки зрения социума, непомерно растущий частный капитал несёт огромную опасность. В современном обществе за деньги приобретаются не только товары и услуги, но и власть. А потому непомерная алчность приводит к рычагам управления не людей, отобранных по признаку умения разумно и справедливо управлять, а представителей человечьей популяции, у которых может полностью отсутствовать мораль и чувство справедливости. Сочетание несовершенной социальной системы и финансовой системы, которая оторвана от реальной экономики, ставит человечество в зависимость от произвола отдельных лиц. В этом и заключается основа антисоциальной функции хремастики. Эта антисоциальность есть краеугольный камень не только правящей ныне хремастики, подменившей собой экономику, но политики и финансовой системы.

  

Сергей Крижановский

23.05. 2019

Больше о этой теме: https://concept.pl.ua/kontseptualnyj-vzglyad/175-ekonomika-2.html

Вернуться в начало статьи Додекаєдр

Вернуться в рубрику "Статьи и новости" Додекаєдр